Интегральная социология

Previous Entry Share Next Entry
Новая старая научная парадигма
летчик
macroantropolog


Э. Элиав, Ph.D., профессор-исследователь по квантовой химии
В. Плинер, Ph.D., химик-технолог

Вопрос «почему», а также аналогичные вопросы «зачем», «с какой целью» многие ученые считают научно-нелегитимными. Одна из главных причин, вызывающих научный кризис, является неспособность науки ответить на важнейшие для человечества вопросы о смысле и цели бытия.

Мы хотим представить научную методологию раскрытия общей структуры мироздания, включая постижение истинной природы человека, его места и предназначения в построении гармоничного и процветающего мира.



«…Мы упёрлись в очень сложный момент развития человечества в целом. Темпы развития техники сегодня очень высоки. А наша способность это всё осмыслить и разумно в этой технической и информационной среде жить от этих темпов отстаёт…»
С.П. Капица

«Человек — это часть целого, которое мы называем Вселенной, часть, ограниченная во времени и в пространстве. Он ощущает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельное от всего остального мира, что является своего рода оптическим обманом».
А.Эйнштейн

«В фантастических романах главное это было радио.
При нем ожидалось счастье человечества.
Вот радио есть, а счастья нет».
И. Ильф

Единое сознание, как ключ к познанию реальности

Наука утоляет наиболее высокое стремление человека – страсть к знаниям и обладание истиной. Научный подход к исследованию реальности характеризуется многими привлекательными для почитателей науки свойствами и критериями. Особенно это касается достоверности и объективности, основанных на экспериментальности науки, «железной» логике ее развитого понятийно-математического аппарата, а также на самоотверженной и последовательной работе многих поколений выдающихся ученых, преданных поиску истины.

Наука в кризисе

Казалось бы, науке обеспечено вечное развитие, почет и процветание, но оказывается, это совсем не так. В настоящее время наука, как «двигатель прогресса», дает сбои[1],[2].

С начала нового столетия стоимость научных исследований круто пошла вверх. Сегодня, ради продвижения в фундаментальном научном познании, приходится строить приборы фантастической стоимости, затрачивая миллионы и даже миллиарды долларов – электронные микроскопы, телескопы, ускорители элементарных частиц, научные космические станции и т.д.

Обладание такими приборами и устройствами позволяет получать эффектные результаты, обеспечивает исследователей научным авторитетом, званиями, быстрым карьерным ростом. Это приводит к «гонке вооружений» в науке, к тому, что главным действующим лицом становится научный менеджер, умеющий добывать деньги на оборудование, возведённый в ранг научного сотрудника.

Другим «перекосом» этого процесса стала «коммерциализация» науки – резкое преобладание финансирования и вовлеченности научной элиты в узкие прикладные исследования «на заказ». Научные заказы от военных ведомств и близких к ним фирм, приводят к созданию и распространению все более смертоносных и разрушительных видов оружия, что способствует активной дегуманизации науки.

Под воздействием научно-технических новшеств современная жизнь меняется с неслыханной быстротой. Человечество становится придатком компьютеров, смартфонов и прочей, все более роботизированной промышленной и бытовой техники. Люди массово отказываются от «живого» человеческого общения и  замыкается в своем «гаджетном виртуальном» мире… стремительно рушатся традиционные устои и ценности, включая моральные, духовные, семейные и т.п.

К перечисленным гуманистическим проблемам необходимо добавить все более тревожные экологические последствия научных достижений. Опасное загрязнение воды, воздуха, почвы планеты, вредоносное воздействие на животную и растительную жизнь, вымирание бесчисленных видов, коренные нарушения в экосистеме всей планеты - все эти серьезные проблемы, вставшие перед человеком, прямо или косвенно связаны с научно-технической революцией.

Как результат социальный институт современной науки, с конца ХХ века претерпевает серьезные и болезненные процессы «разбалансировки», граничащие с «самоликвидацией» научных структур. Во всех экономически развитых странах происходит резкое сокращение спроса на исследователей в области фундаментальных наук, и в частности, на физиков, химиков. Падают конкурсы на научные специальности в ВУЗы. Центры по разработке новых материалов, по электронике, машиностроению уменьшают объёмы исследований, сокращают штаты научных работников.

Это приводит к тому, что многие учёные  массово уезжают из Европы работать в страны третьего мира. Многие фирмы, как например, крупнейшая компьютерная корпорация IBM, сокращают или вообще закрывают свои исследовательские центры. Активно развиваются, по сути, только несколько областей. В первую очередь, – это био- и информационные технологии, хотя рост последних резко замедлился в последнее время. Во всем мире научные исследования стали оплачиваться гораздо хуже, чем работа, например, в бизнесе, практической медицине или юриспруденции.

Хотя по-прежнему главенствует представления о познаваемости Природы и важности науки в этом процессе: «…наука идет правильным путем и… мы… можем успешно познавать мир…,  природа устроена так, что ее можно понять» [3],  «но в целом престиж науки падает…»[4].

Главные истоки «болезни» современной науки кроются в общемировом глобальном и системном кризисе, который затрагивает все аспекты жизни людей, и наука не стоит в стороне от этого процесса[5].

Существуют и чисто «профессиональные симптомы заболевания» науки, заключающиеся в том, что перечисленные выше критерии и свойства науки, без которых она немыслима, на практике все чаще и активней нарушаются.

Вот некоторые их этих симптомов:
1)  Принципиальные ограничения на экспериментальную проверку многих существующих фундаментальных теорий и концепций, превращающие науку в чистую философию[6], а часто и просто в спекуляцию. В результате последние 40 лет фундаментальная физическая наука фактически топчется на месте[7].

«Теория струн, например, нуждается в экспериментальной проверке, однако ни один из вариантов теории не даёт однозначных предсказаний, которые можно было бы проверить в критическом эксперименте. ...теорию струн, скорее всего, нельзя будет проверить в обозримом будущем в силу технологических ограничений, некоторые учёные сомневаются, заслуживает ли данная теория статуса научной...»[8].

2)  Исчерпание ресурсов и потенциалов индивидуального человеческого мозга[9],[10].
Надежды людей на искусственный интеллект, скорее всего, смогут оправдаться только  в области определенных прикладных разработок ввиду того, что принципиально новые прорывы в исследовании фундаментальных свойств природы нуждаются в творческом проявлении человеческого сознания, основанного не только на формализуемых алгоритмах разума, но и чувственной (или даже «сверх-чувственной») интуиции.

Знаменитая «No-go» теорема Роджера Пенроуза (Roger Penrose) гласит: «Какой бы мощностью ни обладало устройство, имеющее архитектуру конечного автомата, человеческое мышление имеет некоторые возможности, недоступные такому устройству» [11],[12],[13].

Как результат - неимоверная раздробленность науки, сверх-узкая специализация, ведущая к исчезновению ученых-энциклопедистов и интеграторов науки. Хотя использование некоторых достижений (Watson Discovery Advisor, например) «...помогает частично заполнить этот пробел и обнаружить неявные взаимосвязи между наборами данных, формально относящихся к разным областям». И возвращает «...целостность восприятия и вновь интегрировать раздробленную науку в единый процесс познания…», но «развитие современной науки построено на рыночных отношениях, при которых наиболее востребованными оказываются специалисты узкого профиля.
Такие исследователи очень эффективно решают жёстко определённый круг задач, но они не способны проникать в смежные области и обобщать имеющиеся знания. Всё их время уходит на углубление своих познаний и конкуренцию с коллегами, поскольку попытки расширять кругозор не оплачиваются и рассматриваются руководством как отвлекающие факторы»[14].

И главное,
3)  Непомерно развитый человеческий эгоизм, приводящий к отсутствию полноценной кооперации исследователей (как физической, так и «виртуальной» или сетевой).
Это приводит к разобщению, к опустошительным псевдонаучным войнам, а также к незаконченности и некомпетентности исследований, к скоропалительности публикаций, подтасовке данных, чванству и прочим эгоцентрическим явлениям, губящих научный дух и компрометирующих саму научную истину[15],[16],[17].

В результате все более ограниченные эмпиричность и интеллектуальность науки, а также ее «нравственность», все чаще и очевиднее, оказываются неадекватными запросам человечества и самой реальности, и наука все глубже погружается в системный (и даже экзистенциональный!) кризис.

Главные аспекты кризиса

Можно выделить несколько главных аспектов этого кризиса, таких как: онтологический, гносеологический, методологический и гуманитарный[18],[19].
Организационные формы науки интегрированы в политику и экономику, а «выдающиеся ученые» имеют политический вес, публичную известность и капитал. Именно из политики в XX веке в науку пришли иерархии должностей и званий, в том числе академические. А из экономики - стремление к получению прибыли, представление о научном результате как о товаре[20],[21].

Это качественно новый, системный, экзистенциональный, сингулярный кризис, и его разрешения в рамках самой науки нет.

О зарождении, формах и перспективах экзистенциональных кризисов в  современной цивилизации в целом, и в науке, в частности, можно прочитать в работах А. Панова (Alexander D. Panov), М. Менского (Michael B. Mensky), А. Болдачева (Alexander М. Вoldachev) и многих других, использующих передовые методы научного моделирования и прогнозирования в своих исследованиях[22],[23],[24],[25].

Математические модели А. Панова (Alexander D. Panov)][26, например, – одни из наиболее совершенных и достоверных методов прогнозирования процессов эволюции современной науки и общества, приводят к так называемой «сингулярности» развития этих процессов во второй четверти ХХI века («сингулярность» – короткий период чрезвычайно быстрого сверх-экспоненциального прогресса заканчивающийся, как правило, таким же стремительным крушением, или по Панову - сингулярность: «... Зона сингулярности – это фактически концентрация кризисов… в постсингулярной стадии… человечество живет…, поддерживая множество механизмов компенсации кризиса…»)[27],[28].

Сингулярности в этих узких временных рамках с завидным постоянством повторяются в процессах совершенно различной природы: от насыщения роста научных публикаций в мире до темпов крушения экономических и техногенных систем, и даже скорости вымирания отдельных видов флоры и фауны, тесно связанных с урбанизационной деятельностью человечества[29]
Главный вывод большинства ученых неутешителен:
В рамках существующих общественных парадигм (нравственных, потребительских, политико-экономических, религиозно-этических и чисто научных) кризис непреодолим, современная наука, а вместе с ней и вся цивилизация входит в период стагнации и саморазрушения[30].

продолжение




[1] В.И.Бояринцев и Л.К.Фионова. «Война против разума», Москва, 2010
[2] Грушевицкая Т. Г., Садохин А. П., «Концепции современного естествознания», Учеб. пособие, М.:Высш. шк., 1998., 383 с.
[3] А. Старобинский, «Что изменит открытие гравитационных волн…»
[4] Портал «Российское образование», «Мозгу негде развернуться…»
[5] В.В. Минеев, «Введение в историю и философию науки» .
[6] А.Д. Панов, «Наука в контексте эволюции» - «...философия не принадлежит науке, так как философское знание в общем случае не обладает свойством воспроизводимости... Философия не предусматривает никаких регулярных методов проверки истинности своих утверждений».
[7] Википедия, «Experimenter's regress»
[8] Википедия, «Возможность критического эксперимента»
[9] ИТАР-ТАСС, «Человеческий мозг достиг предела развития»
[10] Т.Н. Березина, «Развитие головного мозга»
[11] «Всеобщее Просветительское Общество», «Теорема Пенроуза об искусственном интеллекте»
[12] А.Д. Панов, «Технологическая сингулярность, теорема Пенроуза об искусственном интеллекте и квантовая природа сознания»
[13] «Мathematical Model Of Consciousness Proves Human Experience Cannot Be Modelled On A Computer»
[14] А.Васильков, «IBM Watson стал умнее и доступнее через облачный сервис»
[15] Эд Йонг (Ed Yong), Хайди Ледфорд (Heidi Ledford) и Ричард ван Ноорден (Richard Van Noorden) «Про доносительство в науке»
[16] «Независимая Газета», Обзор, 14.09.2011, «Научные скандалы последних лет»
[17] Lenta://НАУКА/Правосудие, 2015-07-02, «Ученого отправили в тюрьму за обман»
[18] В.Г. Рытов, «Гносеологический кризис»
[19] С. Кордонский, «Кризисы науки и научная мифология»   
[20] «Энциклопедия эпистемологии и философии науки», «Кризис в науке»

?

Log in

No account? Create an account